Сайт Геннадия Мирошниченко

genmir2@yandex.ru или poetbrat@yandex.ru

Навигация в наших сайтах осуществляется через тематическое меню:

Общее содержание ресурсов Геннадия Мира

* Содержание Портала genmir.ru * Текущие новости

* Оппозиция к Конституции РФ

Поиск


В Google

В genmir.ru

Содержание некоторых тематических блоков:

* Доска Объявлений

* Текущие новости

* Критериальное

* Содержание литературных страниц ресурсов Геннадия Мира

* Наша музыка

* Наши Конкурсы, Проекты, журналы и альманахи

* Победители наших Конкурсов

* Правила оформления рукописей

* Мы готовы создать Вам сайт в составе нашего ресурса в разделах Поэзия или в разделе Проза

Служебные страницы:

* Рассылки новостей ресурсов Геннадия Мира

* Погода и курс валют

* Пожертвования

* Ссылки

* Наши кнопки

* RSS - новости

* "Критериальность" в портале ВОЗ

* RSS Портала ВОЗ

* Статьи Г. Мира во Всероссийский Гражданский Конгресс и Civitas

* Идеология как продажная девка политики оппозиционеров  *  Старые идеи новой оппозиции  *  Государственная Дума напросилась на референдум против себя и "Единой России"  *  Демократия – это, прежде всего, оценки правоохранителей по демократической шкале   Проект Оппозиция  *  Государство – это Бог или скелет Будущего?  *  Чему подчиняются экономические теории. Концепция нравственной экономики

 

Демократия – это, прежде всего, оценки правоохранителей по демократической шкале

Шкала круговой поруки

Начну с живого примера. Осенью 2007 года участковый милиционер шантажирует (приём из арсенала преступников) молодого человека: если тот не даст ему 500 рублей откупных за, якобы, помятое крыло у автомашины третьего лица, то милиционер возбудит уголовное дело против него. Молодой человек даёт 500 рублей, наивно полагая, что тот отвяжется от него. Не тут-то было. Через несколько дней всё повторяется. Наконец, молодой человек решается и пишет заявление в прокуратуру. Но ничего не происходит. В результате через полгода на этого молодого человека вешается убийство, фабрикуется дело и он осуждается народным судом на 6 лет с отбыванием срока в колонии строго режима.

Демократическая свобода у милиционера выразилась в свободу совершать преступное деяние от имени власти. Следователь на основе лжесвидетельства фабрикует доказательства вины, особенно не задумываясь над ними и не заботясь о собственной безопасности. Суд в составе троих судей выносит обвинительный приговор. Наши судьи уверены в полной безнаказанности. Кассационные инстанции оставляют приговор в силе, пренебрежительно отмахнувшись от него.

Вот оценки из этого примера: шантаж со стороны должностного лица, лжесвидетельства, неправедность судьи. По какой шкале оценок их квалифицировать? По нравственной или по шкале круговой поруки преступной группы? Имеют они отношение к демократии, о которой мы рассуждаем?

Если демократия была провозглашена под давлением народных масс в Москве в 1991 году сверху, то когда же она будет видна внизу?

Есть у нас хоть один орган по контролю за соблюдением демократических принципов в жизни простых людей, не теоретиков?

Есть ли совесть, стыд, подчинение должностным инструкциям у тех же милиционеров, судей, прокуроров? Ведь они – последние в цепи утверждения демократии в обществе или, наоборот, в разрушении тех хрупких её ростков, о которых мы лишь говорим.

Да и ростков демократии внизу, как видим, практически не наблюдается. Произвол власти чудовищный!

Но на этом пример не заканчивается. Точку ставить рано. Наша «демократическая» система правосудия решила плести своё дело дальше. Мать молодого человека, Столярова Н.А., вступается за своего сына. И тут поражает сплочённость рядов нашей правоохранительной системы, ведущей по-настоящему пока победоносную войну против своего же народа. Допустим, победят они народ. с кем они сами останутся?

Какие демократические оценки можно применить к этой ситуации? Какой политический режим в нашей стране, если вместо защиты рядовой человек получает пинок?

Неразрешимость задачи определения демократии

При демократии, говорят нам, основной задачей власти является задача помогать человеку реализовать свои способности. До каких вершин, не говорится, однако. Ф. Ницше для создания своего Сверхчеловека обходился вообще без помощи Бога («Бог умер») и без помощи власти. «Власть умерла» – это лозунг классических анархистов. Только нужно различать анархизм вульгарный, формальный (батька Махно) и анархизм этический, смысловой (П.А. Кропоткин). Многие определения демократии тянут, ни много, ни мало, на смысловое родство с анархизмом.

Что такое демократия в широком смысле, почему-то многим желающим определить не удаётся. Описательный, предикативный метод получения определения себя не оправдывает, ибо он, как правило, показывает, выпячивает лишь какую-либо часть демократии как отражение того, что хоть раз, но уже было (в этом смысле хорошо высказывается М. Анучин на страницах civitas). А не значат ли эти неудачи, что понятие демократии является на самом деле чем-то таким, что выходит за пределы традиционного рассмотрения вопроса в рамках логики прошлого человеческого опыта? Однако, известно, что определить множество на самом себе нельзя (принцип Гёделя), так как мы зацикливаемся на тавтологии – на кольцевом выводе определений и категорий друг из друга. При этом ясность и смысл поиска теряется в бесконечном болоте повторов и выводе причин из собственных следствий.

С другой стороны, мы всё время имеем в виду какую-то свою идеальную демократию, критикуя её варианты, которые видим в разных странах мира. В то же самое время, соединяя отдельные её стороны, уже известные нам из жизни людей в других странах, мы никак не можем добиться целостности демократической картины. Обязательно что-нибудь совершенно недемократическое острым углом вылезает из общего ожидаемого нами образа.

Возникает вопрос: с чего же начинается демократическая шкала оценок? Со свободных выборов, с контроля народом действий своих избранников? Со свободы предпринимательства? С провозглашения демократии Конституцией? А не лучше ли нашим руководителям при всём при этом обратить свой взор ещё и на самые низы и ужаснуться? Что пережила Россия? Рабство, крепостное право, советское зомбирование, а теперь – правовой произвол (совсем не правовой нигилизм, как говорит новый президент Д. Медведев), за которым стоят человеческие жизни, тюрьмы, издевательства.

Демократия как отражение конфронтации власти и народа

Народ избирает своих «слуг» путём демократических выборов, передаёт (отдаёт, дарит) им, «слугам», своё законное демократическое право на управление собой, как когда-то дарил свои ваучеры проходимцам. Кем он становится в результате? Членом управляющей команды или люмпеном? На этот счёт не надо обманываться дядям, ведущим полемику о демократии и оппозиции. Люди прекрасно понимают, что настоящие выборы являются законным методом отнятия (грабежа, рэкета) практически всех человеческих прав. Даже многие политики созрели, чтобы всерьёз говорить о смене процедуры выборов. Возможно, что С. Егоров прав, предлагая дискуссию о новой концепции выборов (http://www.civitas.ru/article.php?pop=0&code=780&year=2008).

Противопоставить демократию как способ устройства общества и способ принятия решения властью в случае войны – легче лёгкого. Почему войны? Да потому, что в случае войны с внешним врагом демократические институты в любой демократической стране перестают работать. Более того, вся история существующих на земле государств говорит о том, что власть в государстве рано или поздно входит в состояние войны, если не с внешним врагом, то хотя бы с собственным народом. Ибо со временем народ, повышая свой культурный уровень, образовывается и всё более чётко требует от власти больших свобод. Этот процесс закономерен, его нельзя остановить или замедлить. А власть со временем стремится усилиться за счёт народа, отнимания у него степени свободы. Власть всегда жестока к тем, кто не относится к ней, как к родной.

Конфликт власти и народа чаще всего разрешался ложным «абортом» – дворцовым переворотом, вводя в заблуждение недовольные народные массы.

Чтобы снизить степень конфронтации власти и народа, нужно представить их взаимодействие в замкнутой системе отношений с отрицательной обратной связью, как этому учит кибернетика. На языке демократической социологии и политологии это означает, что постоянный народный контроль над решениями и действиями властей всегда вовремя позволяет принять народом решение о смене того или иного руководителя или даже изменения структуры управлении.

На деле у нас всё оборачивается иначе. Власть, избранная народом, негласно тут же приватизирует, то есть наглым образом узурпирует функцию управлении и распоряжения всем, что есть в стране – ресурсом страны, в том числе и самим народом. Она отрывается от народа, как голова от тела. Она начинает жить сама по себе, как голова профессора Доуэля, за счёт подведённых к ней труб с питанием, в нашем случае с нефтью, газом, другими полезными ископаемыми и металлами. Всё остальное эту голову перестаёт интересовать.

Отсюда берётся конфронтация власти и народа. Являются ли причиной такого антагонизма разные интересы или разные цели? Да! Есть ли возможность породнить народ и власть? Есть – демократия. Но способна ли это сделать демократия, голословно вводимая в государстве властью по настоянию народа? Сможет ли когда-нибудь такая власть понять народ, если он анархичен в принципе, если он отгораживается от власти сам, впадая то в бешенство, то в пьянство?

Если продолжить наш пример взаимодействия сегодняшней власти в Туле, её правовой части, с народом, то вот вторая серия. Мать осужденного пытается вразумить лжесвидетелей. Против неё тем же следователем возбуждается уголовное дело с формулировкой шантажа и давления на свидетелей. Её арестовывают, но отпускают. Лишь вмешательство московских и тульских правозащитников и столичного адвоката спасло женщину от более сурового приговора суда: она признаётся виновной, обязана выплатить 7000 рублей.

Вопрос: с чем столкнулся наш народ в лице гражданки Н.А. Столяровой и её сына? С частным случаем, с исключением? С вольно понимаемой демократий? А как её надо понимать и оценивать?

Наша «демократия» пока что вырастила касту неприкасаемых правовых нигилистов, которые со своей стороны почему-то оказались наделёнными безграничными правами издеваться над собственным народом. Этим они вызывают в народе только ненависть.

Аллергическая реакция власти и демократии

Защита государства от его врагов требует включения в разряд разрешённых действий власти отражения агрессии со стороны внутреннего врага. Так же, как и при отражении атаки аллергических антител в организме. Народ и власть всегда находятся в аллергическом противостоянии: одни всегда приказывают, а другие выполняют приказы и исполняют приговоры. Могут ли меня убедить хоть какие-нибудь доводы в том, что не суды устанавливают у нас в стране господствующий строй!? «Халва, халва», а, может, серная кислота?

Так, можно ли, например, говорить о демократии, когда нужно отражать внешнюю военную угрозу? Конечно, нет, ибо при этом необходимо быстро управлять всеми ресурсами, перераспределять их. Народ становится ресурсом № 1. В этом случает демократическое устройство общества, если оно начнёт свои демократические медленные процедуры, будет неэффективным, проигрышным.

Значит, демократия – это либо не общественное устройство, либо частный случай состояния общества. Если же демократия – одно из множества состояний общества, то, значит, есть и другие состояния, второе из которых, состояние военного противостояния общества, является весьма распространённым.

Чем определяются состояния? Действующими законами, исходящими из одной главной идеи: демократии, автократии, охлократии, социализма и т.д. Что является причиной состояний? Толчок духа, идеи сверху, от правителя, или же восстание масс. Как меняются состояния? Состояния отслеживают окраску правового поля.

Зачем нужны состояния? Нужно хорошо представлять себе, что состояния общества (или организма как большой системы, в общем случае) являются элементами своеобразного общественного языка, как эмоции человека являются языком человеческого организма для общения вне вербального (словесного) уровня. Человек может радоваться другому человеку, на языке эмоций говоря, что он готов с ним на контакт и доверие, а может агрессировать, языком эмоций говоря другому, что не желает иметь с ним дела. При этом на словах можно преподносить ровно противоположное. Чему в таком случае больше доверия? Конечно, эмоциям.

Оценивая состояние какого-либо государства, руководители страны делают вывод и прогноз о его силе или слабости, о характере его отношений, о его жизнеспособности, агрессивности, дружелюбии и прочее. Какими бы прекрасными законами ни руководствовались наши следователи, судьи и прокуроры, по их агрессии или дружелюбию мы оцениваем их отношение к нам.

Кто управляет состояниями общества

Состояния любой системы всегда отражают степень её целостности при внутреннем и внешнем влиянии на неё. Распад производственных связей в современной России – одно это уже характеризует состояние ослабление, если не состояние стагнации, самоубийства общественного управления. При политике руководителей, направленной на продолжение подобного состояния, найдётся множество охотников откусить от когда-то целого нашего пирога кусочек.

Целостность и является главным мерилом по шкале оценок любого организма, в том числе и государства. Такое мерило называется критерием, или главной оценкой. Степень целостности определяется высотой максимума основного критерия системы.

Например, урожай крестьянина является экономическим критерием его жизни. Величина урожая отражает его экономическую устойчивость и самостоятельность. Поэтому он бережно ухаживает за почвой, поддерживая её максимальную плодородность.

Какой урожай собирает человек, какой смысл достигается человеком при его жизни? Достаточно ли ему одной свободы? Конечно, нет, ибо свобода – это почва, на которой можно что-то выращивать, и её нужно заполнить таким смыслом, при котором по максимуму реализуются человеческие мечты, ограниченные лишь нравственными принципами.

Какой урожай собирает руководитель государства, какой смысл достигается им при его жизни? Что он максимизирует? Своё благосостояние? Своих близких? Всего народа или лишь его 10 %? Захватывает ли он чужую территорию и присваивает её, расширяя свою империю? Холит ли он и лелеет почву – свой народ, который его же и избирает?

Каков высший критерий, принятый руководителями страны, такое государство получает и состояние общества и государственный строй. Урожаем критерия является состояние общества как демократия, автократия, авторитаризм, коммунизм, социализм, капитализм и прочее. На что направляется деятельность на местах наших правоохранительных органов и чиновников. Можно много разглагольствовать о демократии и либерализме, и при этом тихим сапом вводить карательные правовые меры и действия против общественных организаций и гражданского движения.

Более того, устройство общества, его структура управления может не сильно отличаться при разных критериях и состояниях: при капитализме, социализме существует одна и та же бюрократия (президент, вождь), которая выполняет одни и те же функции. Главное, на кого работают ресурсы, максимизируя главную идею (критерий) как урожай: на крупного собственника (состояние капитализма), на весь народ (состояние коммунизма), на вождя (состояние авторитаризма), на предпринимателя (состояние либерализма) и т.д.

Определённое состояние общество поддерживается своим главным критерием через высшее звено руководства страны. Высшее руководство управляет ресурсами и задаёт нравственный тон всему обществу, сверху вниз по управленческой лестнице. Лицемерие высших руководителей проявляется кривдой отношения, выдаваемой за правду, судей, прокуроров, милиции на местах.

Какая шкала оценок правоохранителей – такая и демократия

Определённое состояние общества и государства всегда поддерживается соответствующими институтами (демократическими, капиталистическими, авторитарными), в обязанности которых вменяется доказать соответствующую истину в качестве руководящей и направляющей высшей идеи, а вместе с этим и сформировать идеологию. Идеология есть всегда там, где есть хоть сколько политики. Тут нас на уровне нашей Конституции РФ пытаются ввести в заблуждение.

Высшая идея всегда реализуется в соответствующий критерий управления ресурсами системы, в критерий как в высшую и максимизируемую оценку, навязываемую всему обществу. Идея крайней свободы в России под натиском критерия обогащения выродилась в рыночный фундаментализм (по определению Дж. Сороса), то есть крайне агрессивную форму извращённого капитализма.

Идеи и критерии не принадлежат человеку. Человек может лишь выбрать любую идею и превратить её в руководящую в виде критерия. Мы часто видим, как какой-нибудь известный политик вдруг меняет свою высшую идею. Так было со многими бывшими партработниками СССР, когда они волею случая оказались в потоке приватизации собственности в начале 90-х годов. Как они из внешне законопослушных превратились в психически больных. Всё, что скрывали они в своей номенклатурно-торгашеской душе вдруг превратилось в звериное отродье.

А что же народ? – спросите вы?

Народ тоже играет свою роль, роль бульдозера, расчищающего завалы для Будущего, роющего могилу или уже закапывающего кости прошлого. Жаль только, что за его руль судьба усаживает тех, кого он, народ, выбрал своею волею. Это может быть словоблуд М. Горбачёв, пьяница Б. Ельцин, руководитель агентуры В. Путин, разгадывающий шараду Д. Медведев. Важно, что всем им приходится в той или иной степени лицемерить и гипнотизировать народ, чтобы по возможности превратить в той или иной степени демократический институт общества в институт передачи власти по наследству. Монархические принципы правления и лавры царя-батюшки не дают им покоя.

Может ли народ заставить выбранных им руководителей страны поменять шкалу оценок с бандитско-капиталистической или монархической на демократическую? Наверное, может, если соберёт силу, адекватную силе власти, с которой та будет вынуждена считаться. Лучше, если это будет всё-таки сила гражданского общества.

Итак, первое условие демократии – чтобы не было войны.

Второе условие демократии – чтобы состояние духа народа и, особенно, его народных лидеров было непоколебимо демократическим.

Третье условие демократии – применять конкретные частные демократические принципы и оценки со всеми вытекающими из этого судебными последствиями, невзирая на лица и должности, сверху донизу по всей иерархической лестнице управления государством.

Но пока есть неприкасаемые, о демократии можно лишь вести умные разговоры и мечтать.

* Коллапс экономики и культ смерти как критерии нашей жизни * Пакт глобального Мира * Смена парадигмы жизни – обязательное условие выхода человечества из мирового кризиса  * Что такое критерий

21.09.2014

© Мирошниченко Г.Г., 2013